Светлана Ивченко (ivv4a) wrote,
Светлана Ивченко
ivv4a

Филлипенко, Довлатов & джаз

Зрительный зал полон, а на сцене стоит один человек. И вот человек начинает говорить, и на сцене уже - целая эпоха, и не одна. Строчка за строчкой, рифма за рифмой, год за годом - перед зрителями проносятся десятилетия жизни страны. Страны, которой больше нет.

Когда теряет равновесие
твоё сознание усталое,
когда ступеньки этой лестницы
уходят из под ног,
как палуба,
когда плюёт на человечество
твоё ночное одиночество, -
ты можешь
размышлять о вечности
и сомневаться в непорочности
идей, гипотез, восприятия
произведения искусства,
и - кстати - самого зачатия
Мадонной сына Иисуса.
Но лучше поклоняться данности
с глубокими её могилами,
которые потом,
за давностью,
покажутся такими милыми..

(с)

Левитанский, Бродский, Окуджава, Вознесенский, Аксенов, Солоухин, Высоцкий, Жванецкий - имена, за которыми жизнь многих поколений. И вот ты сидишь в зрительном зале, а перед тобой человек, который эти имена знает не понаслышке, не по страницам книг..



Актер Александр Филлипенко будет читать Довлатова, - когда я увидела анонс творческого вечера в spbblog, ни секунды не сомневаясь, тут же записалась. И - спасибо! - моим надеждам суждено было сбыться, прошло несколько дней, и вот я уже сижу в зрительном зале, а голова идет кругом от нахлынувших эмоций. Тем более, что в программе творческого вечера - не только любимые мной с юности произведения Довлатова. Все началось гораздо раньше, с "горячих" шестидесятых:

"Эта программа — сентиментальное путешествие в далекие горячие шестидесятые, когда мы были молодые. Самым главным событием того времени, помимо доклада Хрущёва о сталинских репрессиях, был Фестиваль молодежи и студентов в 1957 году, когда мы увидели, что мир, оказывается, цветной и разнообразный. Тогда приехали джазовые артисты и студенческие театры, на флагах которых было написано «Эксперимент». Мы увидели не серо-зеленые, а цветные троллейбусы в Ленинграде и Москве… А знаменитый «Сайгон»! И Ленинград, и Москва жили очень активной жизнью. Я играл в студенческом театре МГУ «Наш дом», которым руководили Рутберг, Розовский, Аксельрод. А какие были знаменитые капустники в Ленинградском доме актера! Тогда еще Сергей Юрский жил в Ленинграде. На фортепиано играл Аптекман-старший. И толчок всему этому дала хрущевская оттепель. Появилась новая поэзия, кинематограф заиграл новыми красками. В 1962 году, после похода Хрущёва в Манеж, уже возникал культ личности Хрущёва, но потом его сняли, и пока в ЦК разбирались «что и как», мы играли Гоголя, Салтыкова-Щедрина, Сашу Чёрного, впервые на советской сцене — Андрея Платонова, «Голубую книгу» Зощенко",
- со сцены звучал монолог, а в голове проносились воспоминания. Вспоминались рассказы родителей и их друзей о той эпохе, вспоминались их горящие глаза и тот энтузиазм и подъем, которого я уже давно ни в ком из современников не видела.
И сам собой в голове рождался вопрос: а что будем вспоминать мы? Наше поколение и те, что чуть младше? О чем мы сможем рассказать своим детям и внукам, и где взять тот самый неподдельный энтузиазм и искренность?



Но все же доминантой вечера были рассказы Сергея Довлатова. Яркие, ироничные, грустные, насмешливые, очень искренние, прицельно бьющие в сердце своей человечностью и близостью. Для меня проза Довлатова изначально была близкой и понятной, внутренне близкой и по-человечески понятной. И воспринимаю я его рассказы (и 20 лет назад, и сейчас) не как отдаленную или программную литературу, а, скорее, как записки близкого друга, который делится своим внутренним иногда - походя, иногда - выстраданно, но всегда искренне. Абсурд, как основа порядка, грустная ирония, нет хороши и плохих, а есть - жизнь во всех ее проявлениях: "Человек привык себя спрашивать: кто я? Там ученый, американец, шофер, еврей, иммигрант… А надо бы всё время себя спрашивать: не говно ли я?"

Сергей Довлатов в исполнении Александра Филлипенко - это выстрел в десятку. Это не было чтением текста наизусть, это не было исполнением роли, это даже не полное вхождение в образ, как говорят. Это было отрезком жизни, который мы все - актер, зрители - прожили одновременно и ярко, погрузившись в мир довлатовких текстов.
Яркой и звучной эта жизнь стала еще и благодаря музыкальному сопровождению. А вот сейчас, позвольте, я остановлюсь: пусть музыка расскажет все вместо меня, хорошо? Заранее прошу прощения за отвратительный видео ряд, но тут, собственно, нужно слушать, а не смотреть :-)



Джаз — это восхитительный хаос, основу которого составляют доведенные до предела интуиция, вкус и чувство ансамбля... Джаз — это мы сами в лучшие наши часы. То есть, когда в нас соседствует душевный подъем, бесстрашие и откровенность...
(с) С. Довлатов
По-моему, лучше и не скажешь :-). Но я все же добавлю, что джаз - это возможность выразить себя свободно, без рамок и условностей, это импровизация, когда ты музыкой и живешь, и дышишь, это минус барьеры и рамки и плюс - свобода и радость полета.
Джазовые импровизации Вадима Эйленкрига и его бэнда легли в канву спектакля очень органично. На фоне музыки строки Сергея Довлатова зазвучали еще более ярко.

Отдельное спасибо Александру Филлипенко за отрывок из довлатовской "Зоны", который стал завершением творческого вечера. Думаю, огромное удовольствие от услышанного испытала не только я, но и все, кто находился в зале, свидетельством тому были искренний смех и бурные овации.

И в завершении - еще один музыкальный подарок от Вадима Эйленкрига :-)



А мне осталось сказать огромное спасибо Ксении mikheevaksenia за приглашение.
И конечно, всем, кто еще не был на спектакле "Довлатов & Джаз": увидите в городе афиши - бегом в театральные кассы за билетами :-)
Tags: #театр
Subscribe

Posts from This Journal “#театр” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments