Светлана Ивченко (ivv4a) wrote,
Светлана Ивченко
ivv4a

Смейся, Тевье, играй, Йоселе!

Некоторое время назад любимый мной spbblog анонсировал спектакль "Поминальная молитва" в "Театре Дождей", на который я просто не могла не пойти. Во-первых, практически все, что в этом театре дают, мне очень и очень импонирует. Ну а со спектаклем "Поминальная молитва" связана отдельная история: чуть больше года назад я была на премьере "Поминальной молитвы" в "Театре на Литейном". По итогам скажу, что тогда это было большим и хорошим потрясением. Сильным, ярким и пронзительным.
Именно поэтому в "Театр Дождей" в этот раз шла с затаенной тревогой, честно скажу, очень не хотелось разочароваться..

Итак,

В деревне Анатовка с давних пор жили русские, украинцы и евреи. Жили вместе, работали вместе, только умирать ходили каждый на свое кладбище... Таков обычай! У русских был поп. У евреев — ребе. Мудрые люди, между прочим... А еще в деревне жили Степан-плотник, Мотеле-портной, Федька-писарь и молочник Тевье-Тевль. Евреи звали его Тевье, русские — Тевлем. И было у него пять дочерей, две коровы и одна лошадь... (с)



Мир молочника Тевье, имеющего жену и пять дочерей, три из которых на выданье, устойчив от рождения. Он такой, каким его завещали предки: вверху небо, на котором всевидящий Бог, внизу – земля, где живут люди, послушные Творцу. Тевье знает закон и любит цитировать Тору, но также хорошо знает и понимает жизнь, которая соткана из противоречий. Например, есть богатство и бедность – банкир Ротшильд, ворочающий миллиардами, и молочник Тевье, пасущий двух коров да частенько впрягающийся в бричку вместо своей дряхлой лошади, и рядом с ним такие же бедные единоверцы-односельчане, для коих и владелец маленькой лавки Лейзер-Вольф кажется завидным богачом. Есть и другие противоречия: народ и власть, мужчина и женщина, «созданная не из ребра, а из слез», родители, обязанные решать, и дети, призванные повиноваться. А еще есть суббота, когда коров у Тевье доит сосед Степан, и воскресенье, в которое Тевье доит коров у Степана, да и многое другое – любовь и ненависть, плач и смех, дом и дорога...





И жизнь идет своим чередом, и, как бывает в жизни, рано или поздно каждый становится перед выбором. В данном случае выбор - как испытание на прочность для Тевье. Испытание самым близким и дорогим - семьей.
Апофеозом общей праздничности и веселья первого акта «Поминальной молитвы» становится масштабная и очень красивая сцена еврейской свадьбы, ознаменованная тем, что в пляс пускаются практически все участники спектакля. И если постановка в театре на Литейном более притчевая, философская, камерная, то в Театре Дождей больше движения, ярких красок, но от этого спектакль не становится поверхностным, напротив, такой контраст между внешним и внутренним, глубинным смыслом застает зрителя врасплох, предоставляя ему самому соизмерить и пройти это расстояние.



Финал первого акта готовит зрителя к перемене эмоционального фона постановки. Первый акт завершается остроумно сделанной сценой погрома: самого погрома мы не видим, видим лишь выражение лиц героев и буквально слышим в звенящей тишине, как рушится их мир.



Предсмертный монолог Голды, пожалуй, самый яркий и проникновенный эпизод во всем спектакле. Елене Сапроновой за этот эпизод готова аплодировать стоя снова и снова. В проникновенном предсмертном монологе, исполненном истинно материнской заботы, она выражает главный закон жизни – закон бесконечной любви. И его невозможно оспорить, так как нет разногласия между установлением плотско-земным и установлением духовно-небесным, ибо и в Писании сказано: «возлюби Бога своего» и «возлюби ближнего своего, как самого себя».



И в этом моменте очень четко показана преемственность, связь поколений и времен: старое уходит, взамен ему рождается новое, таков закон, и его не оспорить. Против этого закона бессильны любые рамки, любые измышления человека, в том числе политические. Власть неправедна, ее законы порой бесчеловечны и безбожны: а как еще можно назвать указ о переселении людей с земель предков, где каждая пядь земли буквально пропитана потом и кровью. Какими бы высокопарными не казались эти слова, но в них - правда.
Как правда и в том, что никакой людской закон не сможет противостоять силе духа и любви. Финал пьесы - яркое тому доказательство.



– Почему смех?– спрашивают Тевье.
– А что нам еще остается в этой жизни? - отвечает молочник.



Остается быть верными себе и своим близким.

Кратко резюмируя скажу, что спектакль смотреть стОит, и не раз. Актеры не играют спектакль, они живут в нем, и это очень чувствуется. Пожалуй, самым главным доказательством этому были долгие аплодисменты всех зрителей, аплодировали стоя.

За предоставленную возможность посмотреть спектакль - мое искреннее и огромное спасибо spbblog и mikheevaksenia.
Все фото - отсюда
Tags: # spbblog, #театр
Subscribe

Posts from This Journal “#театр” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments